Ельцин Центр

25.04.2012

«Понимая 90-е»: и попытка дискуссии, и парад мнений

Субботним вечером 21 апреля в Екатеринбурге, на историческом факультете УрФУ, собрались с полсотни человек – студентов, преподавателей, экспертов – для участия в акции, поддержанной Президентским центром Б. Ельцина и Уральским федеральным университетом. Акции – слово для заголовка, больше для солидности, а если без пафоса, то прошло первое заседание дискуссионного клуба «Понимая 90-е».
 
Несмотря на выходной день, участников оказалось неожиданно много. Студенческий народ собрался с разных факультетов: исторического, мехмата, филологического, политологии, психологии, культурологического, философского, журналистики.
 
В другой возрастной категории – «интеллектуальные свидетели эпохи 90-х». Их представляли Петр Данилов – креативный партнер клуба «Смыслы Урала» Центра гуманитарных технологий «Восток-Запад», Юрий Кирьяков – доцент кафедры Новой и Новейшей истории УрФУ, сотрудники кафедры философии ИнФО УрФУ доценты Николай Кузнецов и Владимир Маклаков, Сергей Мошкин – профессор, главный научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения РАН; Александр Евлахов – заместитель председателя Правления Общества «Знание» России; председатель и ответственный секретарь Свердловской региональной организации Общество «Знание» России профессор Станислав Некрасов и профессор Сергей Радченко. А также преподаватели механико-математического факультета – доцент Николай Невесенко и Юрий Окуловский, Леонид Салмин – профессор кафедры графического дизайна УрГАХА, Евгений Фатеев – креативный директор Агентства партизанского маркетинга, Лев Шульман – режиссер, продюсер, основатель театра «Провинциальные танцы» (Екатеринбург), Игорь Яковенко – культуролог, доктор философских наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН, профессор РГГУ, Андрей Якубовский – преподаватель кафедры культурологии и дизайна УрФУ.
 
Выбор темы
 
У каждого, для кого история родной страны не пустой звук, сразу же возникнет первый вопрос – а почему именно 90-е годы? На этот вопрос исчерпывающе ответил автор проекта, доктор психологических наук Александр Лобок. «Странным образом 90-е годы – при том, что, казалось бы, находятся они на расстоянии вытянутой руки – являются один из самых неисследованных периодов отечественной истории. Современная массовая мифология 90-х – это мифология некого «лихолетья», случившегося едва ли не по чьему-то злому умыслу. И сегодняшней молодежи практически неведомо, что Россия 90-х мучительно и трудно выкарабкивалась из эпохи, в которой сама возможность внятного и ответственного (а, значит, продуктивного) исторического мышления была попросту немыслима, поскольку была повязана жесточайшими идеологическими клише. И это была одна из причин, по которым романтические и искренние надежды тех, кто осознал и предъявил себя в качестве создателей нового этапа российской истории, оказались в значительной степени иллюзиями».
 
Коррекция концепции
 
Стоит рассказать о предыстории дискуссии. Одна из принципиальных задач, которую ставили перед собой организаторы, заключалась в том, чтобы понять, в какой мере в студенческом сообществе Уральского федерального университета существует реальная заинтересованность разбираться в вопросах эпохи 90-х. Насколько это время волнует молодое поколение. Многочисленные предварительные встречи модератора дискуссии профессора Александра Лобка со студентами факультетов УрФУ позволили сделать грустный вывод: у подавляющего большинства студентов доминирует равнодушие и недоверие. Недоверие к тому, что такой разговор может оказаться живым и интересным.
Показательно, что о том же говорили и университетские преподаватели, представлявшие разные факультеты. Многие высказывались открыто и категорично: «сегодняшней молодежи это не интересно», «никто не придет в субботу вечером», «мероприятие обречено на провал».
 
Учитывая такие настроения, за время подготовки пришлось отчасти изменить саму концепцию «круглого стола». Стало понятно, что прежде всего необходимо в сознании университетской молодежи пробудить интерес к эпохе и сформировать ситуацию доверия к обсуждению серьезных исторических вопросов. Чтобы в дискуссии был создан эффект «эмоционального драйва»; чтобы у студентов, которые придут на «круглый стол», возникло поле «живой вопросительности» (термин А. Лобка), желание по-настоящему разобраться. Чтобы разговор не исчерпал себя за четыре часа, а вызвал «интеллектуальную волну», чтобы обсуждение продолжилось в неформальном режиме уже по окончании мероприятия.
 
Важно не только содержание, но и форма
 
Несколько слов о формате мероприятия. Для дискуссий на общественно-значимые исторические и иные темы этот момент существенный. Вначале ее участникам было предложено определить свое отношение к «эпохе 90-х». А затем – занять место среди тех, кто оценивает эти годы «в целом положительно», «в целом отрицательно» или «еще не определился». Затем участники – прежде всего студенты – называли ассоциации, с которыми в их сознании связана «эпоха 90-х». После этого эксперты получили возможность откомментировать возникшее «пространство ассоциаций», дополнить его своими определениями и образами.
 
Эмоциональные очерки о 90-х чередовались с попытками их интеллектуальной интерпретации.
 
Попытка понять события недавнего прошлого через метафоры была призвана минимизировать угрозу сухого академического обсуждения и при этом сделать так, чтобы обсуждение оказалось глубоким и содержательным, и чтобы по итогам работы у всех участников возникло настойчивое желание размышлять дальше, выходя на все более и более глубокие и содержательные уровни. И надо сказать, что задуманное получилось. Даже одно то обстоятельство, что собралось более пятидесяти человек, можно считать показателем успеха.
 
Еще важнее, что во время кофе-брейка, а так же после формального окончания круглого стола, градус содержательного обсуждения в стихийно образовывавшихся микрогруппах не только не снижался, а, наоборот, возрастал…
 
Дискуссия в целом получилось неровной, сбивчивой, а местами острой, с переходом на личности. Но при этом в ней имели место элементы игры, мозгового штурма, многократные попытки анализа и интерпретации сказанного. Однако у экспертов, с которыми удалось поговорить по окончании дискуссии, сложилось впечатление, что каждый шел на эту встречу со своим мнением, при нем же и остался. Что, впрочем, неудивительно, традиции дискуссий сегодня во многом утрачены, их надо методично и долго восстанавливать.
 
Как заметил профессор РГГУ Игорь Яковенко: «Многие высказывания 32-35-летних об эпохе любопытны, поскольку дают срез, который мне, как человеку старшего поколения, не дан. Я могу принимать или не принимать их точку зрения, но это проясняет многие вещи. Думаю, состоялось то, что мы хотели, пусть не на сто процентов по отношению к замыслу. …Но какое-то прояснение – для аудитории происходило. Очень важное говорилось, звучали важные позиции».
 
Своими впечатлениями поделился и заместитель председателя Правления Общества «Знание» России Александр Евлахов: «Хотелось бы такого разговора, который позволил бы посмотреть, как в ребятах отражаются суждения старших поколений, каковы эти суждения, как ребята их преломляют. Скажем, о 90-х студентам рассказывали старшие, которым либо нравится эта эпоха, либо не нравится, и они ее ненавидят, точно так же и про советскую эпоху… Это был бы совсем другой формат разговора.
Но все равно, мне было интересно…».
 
Штрихи к портрету молодого поколения
Формально дискуссия заняла один вечер, но ее эмоциональный и интеллектуальный накал был такой силы, что «волны» не стихали долго. Уже на следующий день модератору дискуссии профессору Лобку начали приходить развернутые письма-размышления тех, кто оказался вовлечен в водоворот субботней дискуссии. И в основном, как раз от молодежной части аудитории. (Обычно мы не вывешиваем на сайт невыправленные тексты, но сейчас решили отступить от этого правила, сохранив и орфографию, и пунктуацию молодых авторов. Полагаем, что это очень интересный штрих к портрету поколения. – Редакция).
 
Вот, например, что написала студентка 1 курса психологического факультета УрГПУ Анастасия Долгополова уже буквально вечером:
«<…> …я родилась в 94 году и как говорили про какое-то второе рождение, про свободу, нет, у меня было первое рождение и я не чувствовала свободы тогда… …для меня 90-е это нечто ничто, для меня это игрушки… тетрис, различные приставки, спокойной ночи, малыши по телевизору, для меня 90-е это просто период: становления, взросления, проживания… <…>».
Студент 4 курса исторического факультета Сергей Микрюков свое мнение выразил на следующий день:
  «…Очень рад был побывать на таком мероприятии… <…>
  Да, в своих студенческих исследованиях я непосредственно затрагиваю 90ые… Но в ходе вчерашней дискуссии я понял, что на данный момент, в силу возраста, в котором я «просыпал» эти «лихие» годы, и в силу какого-то более политического, нежели чувственно-бытового мышления я не могу для себя расставить все точки над И. Для меня 90ые – это все-таки годы, как и все предыдущие, из учебника. Личный опыт никакой, опыт родителей противоречив и очень субъективен. Пожалуй, соглашусь с метафорой: «90-е – звездная ночь». Но в ней я больше вижу ни какой-то романтический подтекст, какую то неопределенную красоту, эйфорию тех лет, а скорее бескрайние возможности, которые открывались перед обычным неизбалованным советским человеком. Возможность двигаться, именно идти вперед, рассчитывая только на свои силы, сознание и выбирать именно тот путь к именно той звезде, которую он хочет достигнуть, пускай она даже будет «белым карликом».
  И в том, что данное незамысловатое сравнение теперь приходит мне на ум, я и нахожу прогрессивный аспект вчерашней встречи. Да, преобладающее политическое мышление никуда не делось из моей черепной коробки, но я задумался над тем, как это нелегко было нашим родителям и Вам, в частности, выбрать свою дорогу, оставшись без командира. Никого не могу осуждать, правильно ли сделали или нет, т.к. солидарен с Вашей точкой зрения, что святых нет (всякий получивший власть становится ее пленником) и не совсем согласен с возникшим вопросом от моего поколения: Почему же люди потеряли данное им в 90ые? И в силу своей, достаточно прагматической натуры, считаю, что если перед нашим поколением выпадет возможность что-то изменить в лучшую сторону, то стоит вспомнить урок 90-х и использовать этот случай на 100 %. И именно в этот я вижу целесообразность дальнейших дискуссий, дабы понять и делать. Кстати, очень удивляет, что ни разу как раз не был использован этот застоявшийся эпитет «лихие». <…>
  Дискуссионные мероприятия, на которых мне до сих пор удавалось побывать, сводились в рамки «нежесткой конференции» – ограничение полета мыслей, строгий лимит времени, какие-то бумажки перед носом. Да, подобное как раз входит в понимание «собрания умов».
  Но в субботу было совершенно другое, может и непривычное, но имеющее право на существование. Ведь каждый мог высказаться, не загоняя себя в рамки научности. Было интересно наблюдать и за Вами, за продвижением Вашего хода мыслей. В аудитории веяло некой экспрессией, непредсказуемостью. В итоге мы получили здравый разговор без привкуса застоявшихся научных знаний, который по сути и должен был быть таким, ведь дело касается не каких-либо фактов, а собственных ощущений. <…>».
Письмо еще одного студента-историка, Евгения Ульянченко:
  «<…>…Я не ожидал большого количества экспертов. Они, впрочем дали абсолютно роскошный срез отечественной интеллигенции с разномастным отношением к эпохе. Наверное, именно этот момент меня интересовал в данном мероприятии больше всего. И хорошо, что представлены были не только историки – ведь историческая наука недавнее прошлое оставляет на «десерт», как своеобразный резерв материалов последующим поколениям историков, когда уже живых свидетелей почти не останется. А это печально.
  Те, кто не помнит историю, вынуждены переживать её вновь. Вот именно для этого и нужно осмыслить девяностые годы XX века в России. У нас не за горами ещё будут и потрясения и преобразования, и периоды реакции и очередные «оттепели». Но что-то уже пора и усваивать. Для того, чтобы миллионы сограждан достойно перенесли последующие катаклизмы.
  Отдельно хотелось бы Вас поблагодарить за разделение аудитории на 3 зоны. Если бы их было две, без нас, которые не сели ни туда, ни сюда, то создалось бы впечатление непримиримых противоречий, двух крайностей. <…> Пропорция немного, но поразила. Ожидал большего количества людей, отрицательно относящихся к эпохе. <…>
   Что касается высказываний, то мне запало в душу одно экспертное мнение. Об избавлении от двоедушия. Вот это слышать ново. Мало кто способен говорить такие вещи. Наверное, только тот, кто мучительно отрекался от этого двоедушия.
  Конечно, из-за количества участников дискуссии как таковой не состоялось – это был парад мнений. Но ведь можно и нужно идти дальше. Проекту хочется пожелать продолжения. <…>».
Еще один студент-историк – Павел Егоров:
  «Добрый день, Александр Михайлович!
  Спасибо за проведенное действо. За годы обучения на факультете я не вспомню мероприятий такого формата с большим энергетическим выплеском. <…> …возник материал для размышлений.
  Однако неудовлетворенность все же возникла.
   Во-первых, я не был доволен социальной узкостью аудитории. Ведь если мы хотим говорить о 90-х, то непременно должны услышать не только профессоров и доцентов с гуманитарных факультетов, но и людей, которые не являются интеллигентской прослойкой общества, людей, которые также делали страну на своих заводах, на своих огородах.
  Во-вторых, тенденция выступлений была склонна к достаточно однообразным мемуарным воспоминаниям на тему: «Как я жил в условиях новых рыночных отношений в России» и к попыткам рассуждений о правильности правительственного курса того времени. Да, у каждого были свои 90-е. Но участники говорили, как мне показалось, достаточно узко об однообразных клише. И достаточно мало была затронута… бытовая история, которая повествует о портрете народа в широком смысле, а не только малочисленного процента интеллигенции. Ведь 90-е это не только события 91 г. и 93 годов. <…>».
Катя Исаева, выпускница журфака:
  «…Мероприятие полезное, но эскизное, так сказать, проба пера, за что все равно спасибо.
  Я ожидала, что будет дискуссия (шла защищать 90-е), а получился обмен мнениями.
  Тема не раскрыта (что трудно ожидать от одной встречи), не удивительно, что каждый оказался при своем. <…>
  Лично мне (думаю, я в этом не одинока) нужны новые знания, новые сторонники, желание почувствовать дружеское плечо, когда вокруг так много помоев. В голове не «бздынкнуло», наоборот, из-за нарушенных ожиданий смешалось то, что было, пока там сидела.  Высказывались в основном свидетели/участники эпохи. Это понятно и полезно, но студенты вряд ли захотят вновь и вновь приходить на очередные лекции, где с каждой из сторон – только эмоции и личные впечатления преподавателей (иногда студентов). Этого и так хватает, правда, не всегда с нужным знаком. 
  Чего бы хотелось:
  – интерактивности – высказался – ему накидали вопросов/реплик со стороны, чтобы объяснял/а.
  – тематические собрания – расширить кругозор, набрать фактов. Приходить не только пикироваться, а с цифрами на руках, этим и оперировать. Тогда и неопределившимся молодым будет понятней – что с чем почему сравнивается и где лучше, что из чего вытекает. Возможные темы: капканы в Конституции, почему Путин, экономическое наследство СССР, сращивание власти и преступности, искусство и политические пристрастия деятелей культуры, истории успеха и провала, как менялось законодательство, СМИ и т.д.
  – не прятаться за степенями, а то все превратится в доцентовско-профессорский междусобойчик. Каждый – студент или профессор – отвечает за сбор/представление определенных данных, приходит и ее/его слушают.
  – расширить круг участников: приглашать людей не из универа, работавших в то время, реализовавшихся или нет, предпринимателей и деятелей культуры, рабочих и врачей. Пусть расскажут, причем звать нужно так, чтобы были и за, и против, а уж остальное - цифрами, статистикой дополнить. <…>».
PS Всю дискуссию аж на три профессиональные телекамеры снимала екатеринбургская студия «Версия» и в скором времени должен быть сделан фильм, который будет размещен и на сайте Центра Ельцина. И под занавес, самое позитивное: несмотря на то, что с момента дискуссии прошло более пяти дней, отзывы – и студенческие,  и аспирантские приходят профессору Александру Лобку. Главный смысл – пожелания продолжать дискуссии. Продолжение следует.
 
Дмитрий Пушмин, Центр Ельцина. Фото: Елизавета Плеханова
 
Читайте также: Материал о впечатлениях от дискуссии на сайте УрФУ

Новости

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 

Рассылка

Здесь Вы можете подписаться на обновления материалов, появляющихся на нашем сайте.